Подпишитесь на новости:

в Google Reader в Яндекс Ленте



Порекомендуйте эту страницу друзьям:

Как Конституционный суд завоевал Россию для Кремля


20-летию Конституции РФ посвящается


Михаил ВасильевТотальная зависимость регионов от федерального центра не была изначально заложена в Конституции. Юридической основой гиперцентрализованной налоговой системы РФ является не столько Конституция, сколько постановления Конституционного суда, который и стал главным инструментом колонизации России.


Нынешний «юбилей» российской Конституции дает нам хороший повод разобраться откуда происходит та концентрация власти в России, которую мы сейчас наблюдаем, которая у многих ассоциируется с именем Путина и которая, по мнению многих, противоречит этой самой Конституции.

Начнем с того, что эта концентрация власти означает непосредственно для граждан. В первую очередь, это нарушение важнейшего принципа федерализма, при котором ни один уровень власти не имеет возможности упразднить (или подчинить) другой. Взаимная независимость властей и четкое разграничение их сфер ответственности по идее должны были дать гражданам защищенность от действий этих самых властей.

Далее, зависимость региональных властей от федерального центра создает следующий парадокс: вроде бы единственным источником власти по Конституции является народ, но источником денег для властей дефицитных (в том числе и искусственно дефицитных) регионов — а таковых сейчас подавляющее большинство — является федеральный центр. Лишить губернатора любого региона власти при определенных обстоятельствах тоже может федеральный центр. То есть федеральный центр по отношению к властям региона является по факту гораздо более существенным источником власти, чем население региона. Это не только нарушение Конституции, но и залог того, что региональные власти будут больше ориентированы на интересы федералов, чем населения.

Гиперцентрализация налоговой системы, как одно из проявлений концентрации власти, сильно усложняет решение экологических проблем. Не секрет, что эти проблемы в большинстве случаев имеют локальный характер и могли бы эффективно решаться через налоговую систему (налогообложением источников ущерба пропорционально его размеру), разумеется, если бы она это позволяла.

Кроме того, чем более централизована налоговая система, тем меньше возможностей для ее адаптации к сложившейся модели экономики. Пара примеров для Иркутской области: Экологические проблемы Шелехова можно было бы облегчить налогообложением ИрКАЗа пропорционально объемам выбросов. Вырученные деньги можно было бы вложить в здравоохранение Шелехова или в ликвидацию последствий загрязнений.

Другой пример — Иркутские ГЭС используют природные гидроресурсы области для выработки дешевой электроэнергии. Приличная часть выгоды перераспределяется в соседние регионы через снижение тарифов на электроэнергию или уходит алюминщикам. Область могла бы ввести налог на гидроресурсы, а на вырученные деньги снизить налог на прибыль, тем самым стимулируя развитие промышленного производства в регионе. Или снизить налоговое бремя на местное сельское хозяйство для стимулирования его развития и снижения цен на продукцию. Излишне говорить, что оба варианта нынешний налоговый кодекс запрещает.


Была ли такая зависимость регионов от федерального центра изначально задумана авторами Конституции? Видимо нет. На это указывает, в частности, статья 72.1 Конституции («установление общих принципов налогообложения и сборов находится в совместном ведении РФ и субъектов РФ») и статья 132 (органы местного самоуправления самостоятельно устанавливают местные налоги и сборы). Однако, в силу того, что Конституция не защищает напрямую права регионов на финансовую самостоятельность, появилась возможность для их фактической колонизации федеральным центром. Юридической основой для этого стали не статьи самой Конституции, а решения Конституционного суда, который и стал, в конечном итоге, главным инструментом колонизации. Среди них особое место занимает Постановление Конституционного Суда РФ от 21.03.1997 N 5-П, мотивировочная часть которого является шедевром логики.


«Принципы налогообложения и сборов ... находятся в ведении Российской Федерации. К ним относятся обеспечение единой финансовой политики, включающей в себя и единую налоговую политику, единство налоговой системы, равное налоговое бремя и установление налоговых изъятий только на основании закона.

Принцип единой финансовой политики, включая налоговую, и единство налоговой системы закреплены в ряде статей Конституции Российской Федерации, прежде всего в ее статье 114 (пункт "б" части 1), согласно которой Правительство Российской Федерации обеспечивает проведение единой финансовой, кредитной и денежной политики.»


Комментарий: Если рассматривать статью 114 Конституции как основной (что следует из слов «прежде всего») аргумент за унификацию (централизацию) налоговой политики, то этот аргумент притянут за уши. Статья 114 перечисляет функции Правительства РФ, являющегося органом исполнительной власти. В то время, как статья 75.3 устанавливает, что «общие принципы налогообложения и сборов в Российской Федерации устанавливаются федеральным законом», т. е. относятся к компетенции законодательной власти — Федерального собрания. Таким образом, статья 75.3 Конституции исключает налоговую политику из компетенции Правительства РФ и ликвидирует мнимое требование статьи 114 к унификации налоговой политики.


«... не допускается установление налогов, нарушающее единство экономического пространства Российской Федерации. С этой точки зрения недопустимо как введение региональных налогов, которое может прямо или косвенно ограничивать свободное перемещение товаров, услуг, финансовых средств в пределах единого экономического пространства, так и введение региональных налогов, которое позволяет формировать бюджеты одних территорий за счет налоговых доходов других территорий либо переносить уплату налогов на налогоплательщиков других регионов.»


Комментарий: Эта часть постановления запрещает введение региональных налогов и сборов, которые ограничивают перемещение товаров. К таковым однозначно относятся пошлины за пересечение товарами границ регионов. Настороженность должно вызвать слово «косвенно», т. к. без должной конкретизации оно может пониматься очень широко. Например, сбор за пользование автодорогой косвенно ограничивает перемещение товаров по этой автодороге, однако запрет этого сбора приведет либо к ликвидации дороги, либо к необходимости возложения затрат на ее содержание на плательщиков других налогов. Поэтому, если сбор платят только пользователи данной автодороги, но не платят лица, перевозящие аналогичные товары через границу региона другими путями (авиа или железнодорожным транспортом, другими автодорогами), то этот сбор не следует считать нарушающим единое экономическое пространство. Гораздо в большей степени косвенно нарушающими единое экономическое пространство следует считать акцизы на моторное топливо, которые также влияют на себестоимость перевозки товаров и, таким образом, ограничивают их перемещение. При этом, хотя акцизы взимаются независимо от пути перемещения товара, они не признаны нарушающими единое экономическое пространство.


«Единство экономического пространства и, следовательно, единство налоговой системы обеспечиваются единой системой федеральных налоговых органов. Налоговые органы, как относящиеся к федеральным экономическим службам, в соответствии с Конституцией Российской Федерации находятся в ведении Российской Федерации (статья 71, пункт "ж"); налоговые органы в субъектах Российской Федерации являются территориальными органами федеральных органов исполнительной власти (статья 78, часть 1), а не органами субъектов Российской Федерации.»


Комментарий: Каким образом из единства экономического пространства должно следовать единство (унификация) налоговой системы остается непонятным и данное Постановление это не разъясняет. Альтернативная трактовка понятия «единое экономическое пространство» подразумевает отсутствие барьеров государственного происхождения (таких как пошлины, квоты на импорт/экспорт) при естественном сохранении затрат на перемещение товаров, зависящих от способов их перемещения. Налоговые системы при этом могут быть сколь угодно разными, если в них будут отсутствовать сборы за пересечение товарами границ. Статья 78.1 разрешает федеральным органам исполнительной власти создавать свои территориальные органы, но не запрещает региональным властям иметь свои экономические или налоговые службы. Формулировку о том, что «налоговые органы в субъектах Российской Федерации являются территориальными органами федеральных органов исполнительной власти, а не органами субъектов Российской Федерации» следует рассматривать как законодательную инициативу Конституционного суда, не являющегося законодательным органом.


«Принцип равного налогового бремени вытекает из статей 8 (часть 2), 19 и 57 Конституции Российской Федерации. В сфере налоговых отношений он означает, что не допускается установление дополнительных, а также повышенных по ставкам налогов в зависимости от формы собственности, организационно - правовой формы предпринимательской деятельности, местонахождения налогоплательщика и иных носящих дискриминационный характер оснований.»


Комментарий: Непонятно, что есть принцип равного налогового бремени в том виде как он вытекает из перечисленных статей? Равное налоговое бремя — это когда все платят налоги в одинаковом размере в рублях, в одинаковом размере в процентах дохода или в одинаковом размере пропорционально объему потребляемых государственных услуг? Перечисленные статьи Конституции, видимо, могут дать ответ только «глубокому профессионалу». Статья 8 (о равноправии форм собственности), действительно, не приветствует дискриминацию по форме собственности. Однако, уже непросто найти требования к налоговой системе в статье 19 (о равенстве прав и свобод). Если же действительно последовательно трактовать положения статьи 19 как требования унификации налоговой системы, то необходимо совсем упразднить права регионов и муниципалитетов вводить или не вводить определенные региональные налоги и изменять их ставки в заданных законами пределах. Видимо, Конституционный суд не был окончательно уверен в том, что статья 19 содержит требования к налогам и в нынешнем налоговом кодексе некоторые права регионов в этой части еще сохранились.

Альтернативная трактовка положений статей 5.3 (в т.ч. о праве народов на самоопределение) и 19 Конституции подразумевает, что граждане имеют равные права и свободы помимо прочего в части определения объема и качества государственных услуг, предоставляемых властями субъекта Федерации. То есть, жители, например, Иркутской области могли бы выступить за то, чтобы их дети получали более качественное образование. Однако, такое право подразумевает право жителей области на неравенство с жителями соседних регионов, поскольку дополнительные затраты на образование должны быть компенсированы дополнительными налогами. Последовательно защищая принцип равного налогового бремени, Конституционный суд ущемляет права жителей регионов на выбор объема и качества получаемых в регионе государственных услуг, которые вытекают из статей 3, 5.3, 19, 32.1, 55.1 Конституции.

Кроме того, принцип равного налогового бремени нарушает статью 42 Конституции (о праве на благоприятную окружающую среду и возмещение ущерба) в связи с тем, что ущерб окружающей среде в подавляющем большинстве случаев имеет локальный или региональный характер и компенсация этого ущерба наиболее просто осуществима через налогообложение источника ущерба в пользу пострадавших. То есть право на окружающую среду обеспечивается через право на неравенство налогового бремени.


«Таким образом, из Конституции Российской Федерации, а именно из закрепленных в ней равенства прав и свобод человека и гражданина, запрета на их ограничение иначе, как федеральным законом, единства экономического пространства, свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств, признания и защиты государством всех форм собственности, свободы экономической деятельности, обусловливающих соответственно принципы единой финансовой, в том числе налоговой, политики и единства налоговой системы, установления налогов только законом, равного налогового бремени, вытекает, что общие принципы налогообложения и сборов относятся к основным гарантиям, установление которых федеральным законом обеспечивает реализацию и соблюдение основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, принципов федерализма в Российской Федерации.»


Комментарий: Таким образом, из Конституции РФ в трактовке Конституционного суда следует, что субъекты Федерации должны быть зависимы от федерального центра во имя равенства прав и свобод человека и единого экономического пространства. И в этом и заключается главный принцип российского федерализма — будь зависим чтобы быть свободным!

Также в трактовке Конституционного суда права человека на равенство важнее права выбора, права на самоопределение и права осуществления власти. Будь равным и не высовывайся — ты получишь то, что разрешит федеральный центр!


Аллея героев-завоевателей: Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего Б.С. Эбзеева, судей М.В. Баглая, Г.А. Гаджиева, А.Л. Кононова, Т.Г. Морщаковой, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.И. Тиунова, В.Г. Ярославцева.


PS. Разрешается использование и распространение этого материала в интернете с прямой активной гиперссылкой на данную страницу. Разрешается использование и распространение этого материала в СМИ с указанием источника: Сайт РПР-ПАРНАС Иркутская область.